Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #ЖЗЛ из разных блогов

Kemet, блог «Странное место»

Это Шубин

Он живет в шахте и спасает/пресказывает смерть шахтеров.

 

Жаль, что про шахтеров так мало существует фильмов, для мистического триллера или фильма ужасов вполне так персонаж. Могло бы получиться занятное месиво из критического реализма а-ля Левиафан и хоррора. Неизвестно, что страшней

 

 

Kemet, блог «Странное место»

Святой Себастьян

Существование Кэна в виде Святого Себастьяна сделало моё утро

Kemet, блог «Странное место»

Репост

Публикация из блога «Tramontana» (автор: Caransul):

Аыыы! Это любовь!

 

 

Каталина Эрасо, также известна как La Monja Alférez — «монахиня-лейтенант» (1592, Сан-Себастьян, Испания — 1650, Котастла, Новая Испания) — полулегендарная женщина-конкистадор.

 

Каталина де Эрасо родилась в баскской семье. Её отец и братья были солдатами в городе Сан-Себастьян. С четырёх лет она воспитывалась в монастыре доминиканцев, чтобы принять постриг, если не выйдет замуж. Когда ей было пятнадцать, она была жестоко побита монахинями, что подвигло её на решительный поступок - она бежала из монастыря, переодевшись в мужское платье. Несколько месяцев она провела в скитаниях по Испании, нанимаясь к разным людям под именем Франсиско де Лойола. В Бильбао она записалась юнгой на корабль, отправлявшийся в Новый Свет.

© wiki

 

Ещё статья

© Источник: https://bloghouse.pro/tramontana-/post-52781/

Kemet, блог «Странное место»

Немного медоедов

Кстати, а медоедов я регулярно рисую. Я очень спокойный человек, поэтому медоед - мой кумир.

gyghjgh].jpg

IMG_0005.jpg

И еще немного Недовольного Медоедаphoto_2017-10-08_03-24-12.jpg








Kemet, блог «Странное место»

Мадам Вонг

А вот история про бабу-медоеда

#Плохая_девочка, или Мадам Вонгскрытый текст
Это просто неебически отмороженная, абсолютно железная баба, и я ею восхищаюсь. Итак.
Жила-была в Гонконге, в конце тридцатых годов, красивая девушка Шан. Танцевала в каком-то сраном ночном клубе, и ей это нихуя не нравилось.
— Ходят тут всякие, бухают, за сиськи хватают, а бабла мало, — бывало, жаловалась она. — Что за мужик пошел?
Однажды зашел к ней за кулисы шикарно одетый господин средних лет, и говорит:
— Не буду тянуть кота за яйца, я человек пиздец занятой. Зовут меня Вонг Кункгит, я служу у самого генералиссимуса Чан Кайши. Ты привлекательна, я чертовски привлекателен, выходи за меня замуж.

— Вот чо, блядь, прям со штампом в паспорте, по-настоящему, не на одну ночь? — недоверчиво уточняет Шан. — Если просто за сиськи схватить хочешь, так уж ладно, хватай и уебывай, мне на сцену пора.
— Бля буду, на всю жизнь зову, — настаивает господин Вонг. — Мне просто ухаживать некогда.
— А, ну тогда нормально, — отвечает Шан. — Согласна.

И прямо из клуба вышла замуж за самого крутого гангстера Китая. Господин Вонг действительно служил у Чан Кайши, но по совместительству немножко подрабатывал. Ну там, наркота, торговля детьми и блядьми, киднеппинг. По мелочи.

— Вот ведь повезло-то мне в жизни! — радовалась Шан Вонг, укутавшись шелками и обвешавшись бриллиантами. — Муж попался хозяйственный, богатый, заботливый. А что наркотиками и детьми торгует, так это хуйня. Главное, чтобы человек был хороший.

В 1940 году вышел Вонг в отставку, и говорит:
— Заебался я гангстерством заниматься. Наркота дело хлопотное, а дети с бабами мрут, как мухи. Никакого достойного выхлопа. Займусь приличным бизнесом, стану пиратом.
— Ах, как я рада, дорогой супруг! — отвечает мадам Вонг. — наконец заживем спокойно.

Вонг накупил лодок, и стал промышлять в устье реки Янцзы, грабить торговцев наркотой, рабами, контрабандистов и прочих неприличных людей. Дела у него пошли так хорошо, что вскоре его банды стали выходить в Южно-Китайское море, и хуярить без разбору все пассажирские и торговые корабли. Плевать, под каким флагом.
Но в 1946 году Вонга убили. Хуй знает, кто, так и не разобрались.

— Да, ебанина какая-то получается, — огорчилась мадам Вонг. — Казалось бы, кому мог помешать мой тишайший супруг? Да он муху прихлопнуть боялся, истинный конфуцианец.
Стала она страдать и плакать. Тут приходят к ней два помощника Вонга, прям в будуар. Мадам Вонг сидит, скорбно красит глаза. А помощники говорят:
— Вы уж, дражайшая вдовица, укажите, кто из нас будет империей Вонга управлять?

На самом деле, они давно все решили, но хотели спросить из вежливости.
— Вы женщина в самом соку, — продолжают помощники. — Может, замуж еще выйдете или там ебаря заведете. Мы всегда готовы.
Мадам Вонг продолжает скорбно красить глаза.
— Так что, кого выбираете? — настаивают помощники.

Мадам Вонг разворачивается, а в руках у нее два пистолета. Красивенькие такие, дамские, инкрустированные перламутром.
— Оба вы мужики пиздатые, — скорбным голосом отвечает. — Но проблема в том, что вас двое. Никак, сука, выбрать не получается. А хозяин-то один должен быть.
И уебала сразу обоих между глаз. На месте уложила. Звонит в колокольчик, вызывает слуг, хмурится:
— Вы хули тут грязь развели? Быстро убрать это говно.

После этого случая никто больше не хотел руководить империей Вонга. А мадам Вонг взялась за ревизию. Посмотрела хозяйство, и говорит:
— Сто пятьдесят джонок, торпедных катеров и канонерок. Все с навигацией, мощными моторами. Но что-то маловато будет. Мой покойный супруг поскупился. Надо бы мне подводную лодку заказать.
И заказала в Европе. Но сделка почему-то не состоялась.
— Ладно, хуй на них, на странных белых людей с большими глазами, — решила мадам Вонг. — Будем работать с тем, что есть.

Ограбила несколько судов, потом задумалась:
— Как-то это пиздец хлопотно. Кровь, грязь, выстрелы… Надо бы действовать на опережение. Приличные люди всегда между собой договорятся.

И в 1951 году, в одну из британских судоходных компаний в Гонконге пришло письмо: «Если не заплатите 20 тыщ гонконгских долларов, ваш фрахтер, который скоро отходит, пиздой накроется. Люблю-целую, ваша мадам Вонг».
Руководство проявило мудрость и заплатило. Корабль дошел до пункта назначения.

А попозже такое же письмо получила компания «Куангси». Но руководство пожлобилось, и бабла не дало. Тогда на кораблях компании стали взрываться мины замедленного действия. Неебический фейерверк получился. Те корабли, где мины смогли обезвредить, бесследно пропали в море.
С этого времени счета, которые присылала компаниям мадам Вонг оплачивались без проблем. И общая сумма составляла 150 миллионов гонконгских долларов в год.

Тут началась корейская война, и мадам Вонг в ней нехуево поучаствовала. В море исчезали американские транспорты со стратегически важным грузом, причем шли они под охраной военных кораблей. Но и военные корабли исчезали тоже, вместе с американцами. Залупившись, США организовало охоту на мадам Вонг. Но нихера не вышло.

Все страны ЮВА просто выли от находчивой дамочки. И в 1964 году полиции всех стран объединились, и предлагали охуительное вознаграждение хотя бы за фото мадам Вонг. Чтобы знать, кого искать-то. Но фото не было, селфи мадам не делала, а в инстаграмме постила только сказочное Бали и косоглазых китайских котиков.

Мадам Вонг не могла не ответить, и в полицию города Макао пришло письмо:
«Вы хотели мою фоточку? Я не фотогенична. А вот вам фоточка чуваков, которые меня пытались сфотографировать. Нельзя фотографировать женщину, если она не сделала макияж, это неприлично. Папарацци ебучие, вы вторгаетесь в мою частную жизнь.»
В конверте были фото расчлененки.

Потом один из служащих мадам Вонг решил ее сдать полиции. Назначил встречу, и даже туда пришел. Но только с отрубленными руками и вырезанным языком.

К 70-м годам мадам Вонг ловил уже весь Интерпол. Оказалось, что у нее уже невъебенная сеть организаций по всему миру. Хозяйственная мадам занималась наркотиками, поставкой рабов, проституток, контрабандой золота и драгоценностей, публичными домами, антиквариатом… Короче, трудно сказать, чем она не занималась.

Услугами мадам пользовались банкиры, антиквары, миллионеры-коллекционеры и члены некоторых правительств. Поймать ее было невозможно. Но тут мадам Вонг предложила сделку полиции Гонконга.
— Не тратьте время, не преследуйте приличную женщину, — сказала она. — Но вот нехороших людей я вам сдам.
И сдала конкурентов: пиратов, контрабандистов и прочих джентльменов удачи. За это полиция Гонконга платила ей 10% от конфискованного.

У мадам Вонг была только одна слабость: она любила азартные игры. И на отдыхе, укутавшись в меха, ездила в казино по всему миру, и делала неебические ставки.
Однажды, на приеме у вице-президента Филиппин, пожилая дама, обвешанная бриллиантами, играла в рулетку так, что охуели все приглашенные миллиардеры.
— Вы неебически рискуете, мадам, — галантно сказал вице-президент. — Так могла бы играть легендарная мадам Вонг, если она существует.
— Хех, блядь. Я и есть мадам Вонг, — ответила старушка.

Все рассмеялись удачной шутке. Через неделю пришло письмо из Макао: «Благодарю за приятный вечер, господин вице-президент. Люблю-целую, мадам Вонг».

Когда она умерла, никто не знает. Да и я б не была так уверена в ее смерти. Хуй пойми, может, она и щас жива, может, она даже бессмертная.

Мадам Вонг организовала свою корпорацию по древним китайским принципам. Культ вождя, дисциплина, мистические ритуалы, безусловное подчинение. Ходили даже слухи, что она — одна из руководителей легендарной «Триады». А некоторые говорили, что ее не существовало, это миф. Ну блядь, для мифа она неплохо так заработала.

Такая вот железная дамочка. Фоточек ее, как вы понимаете, нету. Поэтому просто картинка. Это не она, но тоже красивая. Ну зато мне руки не отрубят ))


© Диана Удовиченко

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2035027856745689&id=100007154835395

Kemet, блог «Странное место»

Репост

Публикация из блога «Бывает, ёпт» (автор: Бля-семпай):

Я фанат!
Публикация из блога «я хотела бы знать» (автор: Catherine Montgomery):

припасла для Джона Монтгомери ;)
Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.



Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он ...дальше на солдатском, NC-18, а посему - под катпроявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.

Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.
— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.

Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.
— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!

Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:
— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.
— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!

Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова вернулся в Южную Африку, адъютантом командующего.
Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:
— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.

Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.
— Как же так получилось? — спросили Адриана.
— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.
Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.

В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.
— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.
У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.
— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.

— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.

И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.
— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.

Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.
— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали в комиссии.
— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.
Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:
— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.

— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.
И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.

— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.
— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.
— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!
И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.
— Давай дальше режь, и я пошел!
Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.

— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.
Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.
— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.
Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.

Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.
Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:
— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.
Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.

А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.
— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.
И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.
— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.
— Это красные, — пояснили ему.
— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!
Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.

После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.
Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.
— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.
Но те только гонорово надувались, и говорили:
— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.
— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.

И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.

Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.
— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.
— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!
В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.
— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компании.

В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.
— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.
Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.
— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.

Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.
В 1943 году итальянцы говорят ему:
— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.
И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.

Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.
В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:
— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?
— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.
— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.

И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.
— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.
— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало.

«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».

Умер он в 1966 году, в возрасте 86 лет. Человек-медоед, не иначе.

© Диана Удовиченко

© Источник: https://bloghouse.pro/wannabe/post-33288/

© Источник: https://bloghouse.pro/blyasempai/post-33429/

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля